На правах рекламы:

апостиль на документы

продать bitcoin за доллары Киев, biz

Сэндвич труба для дымохода считается одной из лучших в Краснодаре



Тигран Кеосаян: "Нет у нас никакого кинематографа…"

"КиноИзм": - В одном из интервью Вы сказали, что Вас угнетает отсутствие конкуренции в кино. Не возникает того "спора", в котором рождается хорошее кино. Думаете сейчас эта ситуация изменилась?
Тигран Кеосаян: - Нет, конечно. Не изменилось ничего. У нас есть отдельные фильмы, которые производятся отдельными же энтузиастами. Энтузиастами я называю тех режиссёров, которые делают свои фильмы при бюджете, скажем, больше трехсот-пятисот тысяч. Это те суммы, которые можно окупить, даже если ты сделал очень слабый фильм. При большем бюджете ты рискуешь не окупить фильм. До сих пор нет у нас никакого кинематографа, я имею ввиду кинематограф как индустрию. Просто хочется надеяться, что из большой "навозной кучи" прорастёт что-то.

"КиноИзм": - Как бывшего режиссёра видеоклипов хочу спросить Вас вот о чем: считается, что у современного человека так называемое "клиповое" сознание. Согласны ли вы с этим, и что такое клип для Вас?
- Я не думаю, что это так. Сейчас клипмейкерство становится новым видом искусства. Тому подтверждение хотя бы в том, что многие режиссеры, особенно западные, уходят в кино. В нашем кино складывается подобная ситуация, но у нас это происходит, потому что просто не из кого больше выбирать, понимаете? (смеется) А вот времени, в котором мы живём, клип как моментальное отражение действительности, пожалуй, свойственен. Само ситуация вокруг - "мельтешня", в которой всё надо делать быстро: думать, моментально принимать решения, наталкивает на эту мысль. Я помню тот период, когда в начале 80-х я работал помрежем. И думаю такого кинопроката, как тогда, у нас уже не будет. Сейчас люди пьют в экспедициях, на выездах с фильмами меньше - все деньги зарабатывают. Для меня клип сначала был средством добыть денег, потом - выражением себя как творческой единицы. Тогда просто не было другой возможности сделать это. Ну, а сейчас я их только смотрю как зритель (в это время очередной приятный MTV-шный клип мелькал в телевизоре за моей спиной, - Е.М. )

"КиноИзм": - Другой определяющий фактор конца века - Интернет. Как Вы используете виртуальное пространство?
- Лет десять назад я бы рассмеялся в лицо человеку, который стал бы мне рассказывать о тех возможностях, которые предоставляет Интернет. Но для меня это комикс, из которого ты можешь узнать всё что угодно, причем в доступной языковой форме. Хотя в этой общедоступности, наверное, и опасность Интернета. Ты узнаёшь, например, информацию о фильме, смотришь кадры….
- А может и фильм…
- Правильно, смотришь кино. Но ведь это всё-таки псевдо-реальность, которая не заменит человеческого общения. Я, образно говоря, отношусь к Интернет как дикарь, который увидел небесную огненную колесницу. Она и притягивает, и пугает.

"КиноИзм": - Обращаясь к Вашему опыту театральной режиссуры, интересно было бы узнать, в чем для Вас принципиальное отличие профессии кинорежиссёра от режиссера театрального?
- Для меня нет большой разницы между этими профессиями. Во многом я был готов к театральной режиссуре: я вырос в театральной среде. Поэтому я знаю театральную меру условности, меру условности в кино. В театре ты как бы замкнут в неком абсолютно условном мире. В кино я могу намекнуть, показать, то, что, кстати, Герман любит, - сделать абсолютную реальность. Я могу преподнести материал так, что зритель забудет про то, что это кино, плёнка, целлулоид, а этих актеров он, к примеру, не раз видел в сериалах.

"КиноИзм": - Что привлекло Вас в пьесе "Новый". Почему именно о диссидентских 70-х Вы поставили спектакль в конце 90-х?
- Это спектакль о друзьях отца, об атмосфере того времени, о подлости, любви - извечных темах. Это мой долг перед семидесятыми - моём любимом времени. В постановке много из воспоминаний и рассказов отца. Ну, и главное: появилась тема времени и человека, порожденного им - универсального мимикрирующего типа, которого мы сейчас имеем. Но при этом хорошего человека. Я думаю, в таком разрезе эта тема ещё не рассматривалась ни в театре, ни в кино.

"КиноИзм": - Над сценарием Вашего нового фильма "Ландыш серебристый" Вы работали с автором пьесы "Новый" - Ганной Слуцки. Что Вас привлекает в работе с этим человеком?
- Странным образом я выяснил, что она дочка актера и режиссёра Генриха Аданесяна. Это, знаете, такой наш армянский Богословский. В процессе общения оказалось, что мы просто выросли в одном культурном пространстве, в одних шутках, и чтобы понять друг друга не нужно дополнительных объяснений. Поверьте, это дорогого стоит.

"КиноИзм": - Ваши фильмы - позитивные, пусть даже и с детективным сюжетом, как, например, "Бедная Саша". Вы пришли в кино с такой изначальной установкой "на добро"?
- Да, конечно. Кино должно быть позитивным. Не верю я, что киногероем может быть молодой человек с обрезом, убивающий людей без всякой мотивации. Лучше быть похожим на "Неуловимых мстителей", на героя фильма "Свой среди чужих, чужой среди своих", лучше быть Чаплиным из "Огней большого города". В "Бедной Саше" я безумно долго добивался, чтобы у зрителя в финале была слеза. Неважно чем вызванная: её песней, игрой актёров, сценой или хорошим кадром. Но я хочу, чтобы слеза эта была, - пусть и грустная, но светлая живая зрительская эмоция.
Беседовала Елена Максимченко